Карта сайта Написать письмо На главную страницу
О Союзе
Условия членства
Деятельность Союза
Нормативные документы
Законодательство
Статьи и публикации
Контакты
Наши партнеры
Новый взгляд
01/02/2019
Первые в мире. Электромобиль Романова
28/01/2019
ОБЫКНОВЕННЫЙ ПАТРИОТИЗМ
01/02/2018
Царь ненастоящий!
13/06/2017
Вердикты TUV
05/05/2017
От свечки до лазера






СРО НП "АвтоЭксперт"


НП "Эксперт"

Крепостная модернизация

Вновь, как и сто, и двести, и триста лет тому назад, на повестке дня – модернизация всех сфер жизни страны.

Автором и исполнителем первого проекта модернизации считают царяреформатора Петра I. Жесткая, а порой и жестокая «генеральная линия» петровских преобразований поразительно напоминает «будни великих строек» сталинской эпохи.

И все же, несмотря на командно-административный вектор петровской модернизации, ряд моментов той далекой истории перекликается не только с 30-мими годами прошлого века, но и с недавней историей и даже с сегодняшним днем...

Индустриализация всей страны...

Главным содержанием петровских преобразований в промышленности стало создание мощного государственного сектора. Именно Петр I заложил основы того, что впоследствии получило название ВПК. Толчком к этому послужили первые поражения русской армии в Северной войне (1700–1725 гг.). Стало ясно: шапками шведов не закидать, необходимо в кратчайшие сроки организовать выпуск современного оружия, вообще всего того, без чего невозможно ведение войны. Вот тут-то и пришлись ко двору административнокомандные методы. Именно с их помощью были созданы крупные государственные мануфактуры с плановой экономикой, охватившие такие необходимые для военных нужд отрасли, как металлургия, сукноделие, паруснополотняное производство. Был дан толчок развитию горного дела.

А как же обстояло дело с частной инициативой?

До 1717 года единственным способом привлечения купеческих капиталов в сферу производства была передача купцам казенных заводов на льготных условиях. Однако в то же время правительство стремилось ободрать купцов, как липку, что, в общемто, понятно: ведение войны – удовольствие не из дешевых. Многочисленные нововведения наносили купцам такой ущерб, что многие из них становились банкротами. Объявление торговли солью и табаком государственной монополией, принудительное перенесение торговли с заграницей из Архангельска в Петербург и при этом расширение списка товаров, монополизированных казной, запрещение пользоваться речными судами старой конструкции, выполнение купцами разнообразных поручений правительства, связанных с отрывом от собственных торговых операций, взимание многочисленных налогов с купцов – фантазия правительства была безгранична. Все это либо лишало купцов возможности получать прибыль от торговли товарами, пользовавшимися большим спросом на внутреннем и внешнем рынках, либо изымало в казну в форме налогов значительную долю купеческих капиталов, либо отвлекало от ведения дел. Отчасти это напоминает опять же сталинскую политику на излете НЭПа, когда «буржуев-нэпманов» и кулаков стремились задушить посредством налогов и иных экономических и внеэкономических методов, выкачивая средства для предстоящей индустриализации.

Виват, приватизация!

После Полтавской битвы стало ясно, что наступил коренной перелом в войне, и победа над шведами – вопрос времени. Это повлекло за собой определенные послабления в экономической сфере.

Во втором десятилетии XVIII века получила распространение практика передачи казенных предприятий в частные руки, хотя работали такие производства, как правило, на государственный заказ, и правительство строго следило за качеством продукции и соблюдением технологии.

С конца 10-х годов XVIII века учреждение компаний происходит не только по инициативе государства, но и стараниями частных лиц. Появляются мануфактуры, выпускающие «товары народного потребления»: игральные карты, краски, курительные трубки, шелковые ленты и др.

В этот период во главу угла была поставлена политика протекционизма, вершиной которой явился таможенный тариф 1724 года. Размер пошлины, взимаемой с заграничных товаров, находился в прямой зависимости от способности отечественных предприятий удовлетворить потребности внутреннего рынка. Что ж, мера, на наш взгляд, вполне разумная; впоследствии она дала обильные всходы на ниве отечественной промышленности.

Крепостные кадры решают все

Новый этап в торговопромышленной политике наступает с 1717 года, когда государство отказалось от продажи за границу ряда ходовых товаров, а главное – в 1721 году предоставило владельцам мануфактур право покупать крепостных и деревни, «под такою кондицией, дабы те деревни всегда были уже при тех заводах неотлучно» – говорилось в соответствующем указе.

Еще одним источником обеспечения предприятий рабочей силой стало закрепление за мануфактурами беглых крестьян – указом 1722 года мануфактуры получили право не возвращать помещикам беглых, овладевших мастерством. При этом инициатива по формированию крепостного рабочего класса исходила как сверху – от государства, так и снизу – от предпринимателей, что в общем-то может показаться странным.

Во-первых, общепризнанно, что подневольный труд малоэффективен, особенно в промышленности.

Во-вторых, в Европе в это время полным ходом развивались капиталистические отношения с использованием вольнонаемного труда.

Попытаемся объяснить этот неожиданный зигзаг истории. Допетровская Россия, несмотря на определенное развитие ремесла, в промышленном отношении все же значительно уступала Западной Европе. Кто пополнял ряды европейского пролетариата? За некоторым исключением (например, знаменитое «огораживание» в Англии) – разорившиеся ремесленники, кустари, вполне адаптированные к мануфактурному производству. Их зачастую и не надо было обучать делу.

Русский же крестьянин, или «гулящий человек», привык работать «на рывок»; ежедневный, монотонный, изнуряющий фабричный труд (даже если за него платили достаточные деньги) отнюдь не вдохновлял. К тому же, отсутствовали навыки и опыт.

Фабриканты отзывались о крестьянах как о народе «диком, неученом и совершенно неприспособленном к мануфактурному делу». Они жаловались, что принятые по найму, отработав месяц и получив первую зарплату, уходят с завода, часто что нибудь прихватив. Знакомая картина, не правда ли?!

Итак, с одной стороны – «летуны». С другой стороны, в условиях почти полного отсутствия квалифицированных кадров, немногочисленные «мастера – золотые руки» слишком уж завышали цену за свой труд. Зачастую бывало и так: человек, прошедший обучение ремеслу, исчезал в неизвестном направлении. Поэтому некоторые фабриканты принимали учеников с условием поручительства в том, что «им рабочим у того дела быть верным и непорочным и обучатца с прилежанием, и к другому делу нигде не приставать».

Предприниматели заваливали правительство письмами, требуя именно крепостных крестьян как наиболее дисциплинированный (поневоле) отряд трудящихся. Что ж, и здесь просматриваются близкие исторические параллели: дешевый труд бесправных «гастарабайтеров» или, как их еще с иронией называют «универсальных рабочих», вполне сродни применению крепостного труда в нашей промышленности XVIII века. Кстати, в позднем Древнем Риме рабство приняло вполне цивилизованные нормы: раб устраивался на работу, получал зарплату, часть которой отдавал своему хозяину-рабовладельцу. Вам ничего это не напоминает?..

Крепостной труд применялся, прежде всего, в тяжелой промышленности, металлургии. Крепостным рабочим устанавливали зарплату как натурой, так и деньгами (иногда – и тем, и другим). Их обеспечивали «мундирами», а также, само собой, проживанием и питанием во время работы. Собственно крепостное право в промышленности юридически просуществовало чуть более сорока лет. Указ 29 марта 1762 года предписывал «довольствоваться вольными наемными по паспортам за договорную плату людьми». Однако, де-факто, заводское крепостничество продолжало существовать еще некоторое время. Для борьбы с ним Екатерина II устраивала специальные проверки. Попытки «навести, наконец, порядок на рынке труда» – характерная примета и нашего времени.

«Кумпанство», сиречь партнерство...

В реформаторской деятельности Петра I прослеживается и то, что сегодня получило название саморегулирование хозяйственной деятельности, однако, забегая вперед, cкажем: преобразования эти логического завершения не получили.

Во исполнение Боярского приговора от 20 октября 1696 года, подтвержденного указом от 4 ноября 1696 года образовывались «кумпанства» для строительства кораблей. Государство, таким образом, перекладывало финансовое бремя создания флота на плечи высших сословий, а именно – дворянства и купечества. Последние образовывали «Гостиное кумпанство». Оно управлялось «Корабельной палатой», состоящей из пяти самых богатых купцов. В самом механизме деятельности «Гостиного кумпанства» были заложены такие принципы, как самостоятельность, коллегиальность и предприимчивость.

На таких же началах организовывались и дворянские «кумпанства», во главе которых стоял руководитель, по имени которого «кумпанство» обычно называлось, и совет из нескольких человек.

Членами «кумпанств» становились лишь землевладельцы, имевшие не менее ста крестьянских дворов. Мелкопоместные дворяне от добровольно-принудительного вхождения в «кумпанства» были освобождены.

В 1700 году «кумпанства» были упразднены. Вместо них был введен единый государственный налог «на починку тех кораблей и на покупку всяких корабельных припасов, и на дачу плотникам и кузнецам разным мастерам, столярам, матросам жалованных и кормовых денег».

Это начинание Петра I, его основные принципы еще рельефнее выступили в следующей реформе.

В 1699 году вводилось самоуправление для городского купечества, а также для населения поморских городов. Упразднялась власть воевод. Отныне судом и сбором налогов ведали выборные должностные лица – бурмистры. Во главе новых органов была поставлена Московская ратуша, выбираемая купцами Москвы. В ее компетенции находились поступления государственных доходов с городов, а также общий надзор за действиями органов самоуправления. Во главе ратуши стоял обер-инспектор.

Каково же содержание реформы в деталях?

Указ 1699 года не только изымал городские торгово-промышленные корпорации из ведомства многих приказов, не только предусматривал самоуправление (читай: саморегулирование) посредством выборных доверенных лиц, но и намечал организацию коллегии бурмистров, определяя их обязанности, их финансовую и судебную компетенцию и ответственность за них их избирателей. По сути, Петр I ставил перед собой те же задачи, которые актуальны и сейчас: передача части государственных функций бизнесу.

Московские бурмистры, выбираемые из членов московского посада, наделялись функциями центрального всероссийского органа по управлению городами.

По замыслу реформатора, бурмистры должны были выбираться ежегодно сроком на один год. Один из коллегии бурмистров должен был «сидеть по месяцу президентом». В компетенцию бурмистров входило также «смотреть и беречь накрепко», чтобы исправно собирались различного рода городские сборы и подати. Московские бурмистры»должны были принимать подати и сборы со всех посадов, хранить собранные деньги и распределять на различные нужды «по его, великого государя, указу», отдавая оставшиеся после расходов суммы в приказ Большой казны. Всем приходам и расходам вести отчетность, которую должны ежегодно по завершении полномочий представлять также в Большую казну. Таким образом, коллегия московских бурмистров становилась центральным всероссийским фондом, где концентрировались все сборы со всех городов, и откуда должны были идти, по указанию свыше, финансовые ресурсы на нужды государства.

Как уже отмечалось, ответственность за деятельность бурмистров по финансовому управлению возлагалась на их избирателей: «А буде они, бурмистры, в котором году каких его, великого государя, доходов по окладам не выберут или каких сборов чего не доберут, и то все взять на тех людях на всех, которые их, бурмистров, выберут, вдвое для того, что они, бурмистры, тое доимку учинили за их выбором».

Еще одной функцией бурмистров должен был стать безволокитный и беспристрастный суд над посадскими людьми по всяким их судебным делам, в том числе и делам «купецким», то есть коммерческим процессам.

Итак, коллегия бурмистров, избранная корпорациями московского посада как местный орган и в то же время имеющая значение центрального объединяющего органа для всего торгово-промышленного населения государства, заменяющего собой многие прежние приказы, – такова в законченном виде задуманная царем-реформатором система.

Известно, что в процессе подготовки этой реформы Петр I тщательно изучал зарубежный опыт.

Реформа пробуксовывала по разным причинам и в дальнейшем – в ходе губернской реформы в 1708–1710 годах – преобразования 1699 года были упразднены. Возобладала бюрократическая линия и командно-административные методы руководства.

Наша справка

Проштрафился – в черный список!

Проект Указа 1739 года предусматривал проведение ежегодных ревизий в компаниях: «Повсегодно должна оная компания или во имя той компании генерал директор во все места, где фактории имеются довольное число веродостойных и присяжных депутатов, которые все книги и что учтено точно исследовать могли, дабы негде непорядков и поджогов не происходило, но поступали бы верно к прибыли той компании и к распространению коммерции надеяться можно, что везде верные и надежные люди определены, и ежели кто неверность какую учинил, тот по состоянию дела штрафован и яко шельма от чина отрешен быть имеет и учиненную ево неверность публиковать чтоб впредь нигде определен не был».

Первые акционеры

В конце XVII столетия в России появились первые акционерные общества. Свою деятельность они строили по образцу западноевропейских компаний.

«Московского государства и городовым всяких чинов купецким людям торговать также, как торгуют иных государств торговые люди компаниями и чинить отпуск товаров компаниями»

(Из Указа 1699 года)

А с кем на паях?

В XVIII столетии акционерные общества получили широкое распространение и вес. Акционеры назывались в то время «компанейщики». Во главе таких предприятий стояли конторы с одним или несколькими директорами, выбираемыми из крупных пайщиков. Проводились совещания, в которых участвовали или сотоварищи, ответственные имуществом, или вкладчики, наделенные ответственностью в определенном денежном размере. Доходы распределялись по «препорциям».

Когда в компанию графа Ф. Апраксина с товарищами принимались новые члены, предписывалось «весть им ту мануфактуру по купеческому обыкновению по своему благоизобретению с общего совету и выбрать к управлению оной мануфактуры между собой кого к какому делу заблагорассудит».

«Для порядочного в работах и в доброте мастерства смотрения...»

Указ о содержании московской фабрики волочильного и плющильного золота и серебра гласил: «Для порядочного в работах и в доброте мастерства смотрения определить им компанейщикам из своей компании одного старосту присяжного и несколько человек из лучших фабрикантов по своему усмотрению кого похотят».

Сергей Васильев

Источник: Журнал «Саморегулирование & Бизнес» №2, 2011


Актуально
21/06/2019
Автоконцерны против судей: суть громкого скандала в Краснодаре
08/06/2019
Путин подписал закон о фотофиксации техосмотра машин
31/05/2019
Совет Федерации одобрил новые правила техосмотра
31/05/2019
Количество погибших в автокатастрофах на 100 тысяч автомобилей
23/05/2019
Закон об усилении контроля за техосмотром приняли в третьем чтении
18/05/2019
ТО - что надо
14/05/2019
Мошенники разработали новую схему продажи поддельных полисов ОСАГО

Hовости
18/10/2018
Cостоялась межрегиональная конференция «Совершенствование организации и проведения технического осмотра автотранспортных средств»
27/04/2018
19 апреля 2018 года была проведена межрегиональная конференция «Совершенствование организации и проведения технического осмотра автотранспортных средств»
28/11/2017
16 ноября 2017 года состоялась конференция «Совершенствование организации и проведения технического осмотра автотранспортных средств»
22/08/2016
Утвержден новый Порядок осуществления контроля за соблюдением на территориях субъектов РФ нормативов минимальной обеспеченности пунктами техосмотра транспортных средств
24/05/2016
Состоялся третий Съезд операторов технического осмотра
Архив >>